מכירה פומבית 292
14.1.21
125009, г. Москва, Нижний Кисловский пер. , 6, стр. 2., רוסיה

המכירה הסתיימה

פריט 225:

Архив писем и документов писателя Пимена Карпова: девять писем, адресованных Александру Рудневу ...

לקטלוג
  לפריט הקודם
לפריט הבא 

מחיר פתיחה:
60,000 р
עמלת בית המכירות: 17%
תגיות: ספרים

Архив писем и документов писателя Пимена Карпова: девять писем, адресованных Александру Рудневу, две доверенности, одно письмо от брата Карпова Ольге Николаевне Вышеславцевой. На нескольких письмах указан обратный адрес: Рыльский уезд Курской губ., с. Турка, чрез Хомутовское п/о. 1920-е гг.

1. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 1 октября 1925 г. 1 л.

«Ну конечно, это и надо было ожидать (скорпионов главлитских). Растяпа Устинов настоял, чтоб я поставил на книжке свою наст. фамилию, в результате книжка зарезана. Чорт с ними: червонец все равно летит вниз, мне даже выгоднее, что я сейчас не печатаюсь! (...)

Живу, точно в дебрях Африки,  — с той разницей, что в настоящей Африке теперь вероятно тепло, черный негры бьют баклуши, греют яйца свои на солнце, а у нас белые негры прозябают, задыхаются в каторжной работе и яйца свои не греют, а отмораживают, т.к. у нас уже мороз, солнца нет и прикрыть оные яйца нечем: ходят почти что голые (...)».

2. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Б.г. 1 л. А вот журнала и статьи — не получал. Присылай и не думай, чтобы пропали на почте — повторяю, я дам тогда телеграмму Воронскому, Енукидзе, Каменеву, и те сделают дуракам нахлобучку. Мы делаем литературное дело, мы сотрудничаем в советских изданиях, мы лояльно исполняем обязанности граждан советской республики (...). Вот что, друг мой, если увидишь в Союзе писателей Лидина, спроси у него альманах «Московская земляݩ, пусть он даст один экземпляр для меня. Ты тогда вышли. Также, если встретишь в „Красной Ниве“ рассказ мой — вышли т.е. если рассказ напечатан (...)».

3. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 12 сентября 1925 г. «Искандар, друг мой, у меня тоска, свирепое настроение (еще не прогорел, на похоже на то), а потому, облегчи меня, сделай для меня вот что: 1) Зайди от 12 до 3 ч. (в обеденный перерыв) в редакцию „Эхо“ (сперва позвони по телефону 4-18-30), Воздвиженка, 10/2, угол дома, и справься нащет рассказа моего „Черный огонь“ за подписью за подписью „Крутогоров“, посланного мною сдуру, отсюда, и возьми рассказ, буде он не пойдет, что весьма вероятно, т.к. рассказ соленый! Главное, чтоб не погиб рассказ! 2) Узнай у Жоржа Устинова, что с моей книжечкой рассказов в Ленгизе. Набирается? И если нет, то когда будет печататься? (...)».

4. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 14 мая 1922. 1 л. «...Теперь доедаем хлеб, на который и соли достаем, и спичек, и мыла; все хворают, домашние скулят, плачут — чисто жидовский плач на реках вавилонских, один я не унываю, это с коховскими палочками в легких и с ревматизмом в ногах (...)».

5. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 31 мая 1922. 2 л. «Ведь ты знаешь, что я принужден печатать только ординарность, а все, что написано с захватом — принуждено отлеживаться в местах злачных. Да, брат, не цензурный я человек, планида видно моя такая. (...) Всему честному народу известно, какие муки приходится переносить за одно только право писать, и в каких условиях писать!

6. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 1 июня, б.г. 2 л. Письмо трудно читается, в некоторых местах карандаш почти совсем выцвел. «Ох, Алеко, чувствую, подыхать мне под забором, так ты скажи там в Москве: (...) 3) Лебедеву-полянскому — русской он нации человек или германо-иерузалимско-мазонской? Во всяком случае, пусть приготовится к наводнению новыми моими рукописями. (...) Всем, всем, всем, что великий человек, но частию, по своей глупости, частию по простоте — пропадаю в неизвестности, пресмыкаюсь в нищете».

7. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 2 октября 1925. 1 л. «О, Александре, губителю женских сердец! О, Аполлоне Туркпечатский, друже мой нелукавый и всея Москвы книгочий! Плюнем на все и выпьем заочно сорокоградусной, дербалызнем за прошедшую молодость! Рык-рык-рык! Это же благодать — огненная влага во всем своем николаевском великолепии! У нас пьют все — пьют бабы и девки, и малые ребята, и старые старики, и безбородые мужики — вон, за окном идет потасовка по пьянке — сам чорт не разберет, кто кого дерет! (...) За что меня истязают и не дают печататься, подлецы, костоглоты? Ведь эдак можно с ума сойти! Ведь это — наистрашнейшая из казней — не давать писателю печататься! Я понимаю, журналистику иногда можно (нрзбр), потому что вообще то журналистика — ничто, гнойник на теле культуры, но — художественное слово! Ведь без него же все превратятся в орангутангов, обрастут мохом, поделаются людоедами...».

8. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 11 мая 1925. 1 л. «Друг, увидь Ляшко или Жица и скажи, чтоб они выслали мне деньжат за рассказ, принятый в Рабочем журнале. Я получил с них два с чем-то червонца, а в рассказе больше печатного листа (...). Еще просьба. А.К. Воронский должен был, совместно с Пильняком, просмотреть для „Круга“ мой рассказ. Позвони по телефону 5-63-12 (это „Красная новь“), спроси Муратову нащет упомянутого рассказа. Еже просмотрен и зарезан — возьми рассказ к себе, чтоб не пропал».

9. Собственноручное письмо Пимена Карпова. Дат. 6 июня 1923. 2 л. «А журнальчиков не получал. Околеваю со скуки, читаю в 100й раз „Вестник Наробраза“ (учителям тут раздаю на раскрутку). Пришли ж. ЛЕФ, я отблагодарю сторицей».

10. Письмо брата Пимена Карпова, адресованное Ольге Вышеславцевой — жене А. Руднева. Б.г. 1 л. «Уважаемая Ольга Николаевна, на ваше письмо считаю долгом ответить, что брат Пимен жив, но после перенесенных им потрясений болей физически и душевно настолько, что не всегда узнает своих близких. Заботятся о нем родные братья и сестры, хотя это и трудно при их нищете. (...) Просим не усложнять обстоятельств какой бы там ни было перепиской (...)».

11. Доверенность, написанная Пименом Карповым. Дат. 6 июня 1923 г. 1 л. «Доверяю Александру Борисовичу Рудневу получить из Всерос. Союза писателей посылку „Ара“ на мое имя полностью. Член В.С.П. Пимен Иванович Карпов».

12. Доверенность, написанная Пименом Карповым. Дат. 28 августа 1925 г. «Доверяю тов. Александру Борисовичу Рудневу получить причитающийся мне гонорар за книжку рассказов, издаваемую Ленгизом в сумме, сколько таковой будет причитаться по договору на означенную книжку. Пимен Иванович Карпов». Документ заверен секретарем и печатью В.С.П.

Поэт и прозаик Пимен Иванович Карпов (1887-1963) родился в селе Турка, откуда им и были написаны впоследствии письма Рудневу. В 1909-10 гг., стремясь к сближению с лит. элитой, через В. Каменского знакомится с Вяч. Ивановым, Мережковским, Философовым, Белым, Блоком, которые интересуются Карповым как выразителем народного сознания.

В 1913 году Карпов выпустил роман «Пламень», который приобрел репутацию «скандального» и вскоре после выхода был арестован, а автор привлечен к суду «за кощунство, революционную пропаганду и порнографию». В 1915 году цензура не пропустила как оскорбляющую общественную нравственность пьесу «Сказка бытия». В начале 1920-х выпустил несколько сборников рассказов. После 1922 г. ощутимого участия в литературной жизни не принимал. Как мы видим из писем, издательства не стремились печатать его рассказы, а после — подвело физическое и душевное здоровье. Лишь в 1933 году вышла маленькая книжечка «Верхом на солнце» — отдельные небольшие главки из огромного мемуарного романа «Из глубины».

Об адресате и его жене — Ольге Николаевне Вышеславцевой (1898-1995) современники вспоминали: «Ольга Николаевна работала в Московском горвоенкомате, была замужем за Александром Борисовичем Рудневым. (...) Александр Борисович был знаком со всей Москвой и многие его приятели, даже по шапочному знакомству, были частыми гостями в доме. Ольге Николаевне помимо ведения домашнего хозяйства надлежало также участвовать в окололитературных интересах мужа и принимать его знакомых, имеющих сомнительные, как ей иногда казалось, нравственные правила. Очень скоро она поняла, что литературная богема — совсем не ее стиль жизни».


לקטלוג
  לפריט הקודם
לפריט הבא